Главная » СО НКО » Инициативная группа жителей деревни Кулешовка реализует проект «Нам песня строить и жить помогает»

Лампа-карбидка, шахтерское кайло, традиционный головной убор шахтера. Детвора и взрослые из деревни Кулешовка  в субботу смогли подержать эти раритеты в руках – и даже примерить. В селе прошло очередное мероприятие в рамках проекта «Нам песня строить и жить помогает». Проект реализует инициативная группа жителей деревни Кулешовка  - в рамках грантового конкурса «Активное поколение». Координатор этого конкурса в регионе – АНО "Центр поддержки и развития СОНКО".

 

Сегодня уже мало кто помнит, что вплоть до 70-х годов прошлого века все окрестности Липецка пронизывала сеть рудников и шахт. Это ясно даже из названий населенных пунктов: 10 шахта, Сырский Рудник, Северный Рудник…Тут добывали железную руду. С открытием Курской магнитной аномалии, где рудные породы выходили прямо на поверхность, липецкие шахты закрыли.

 

В деревне Кулешовка живут потомки шахтеров – которые работали на 6, 7 и 8 шахтах. В память о предках на «Кулешовской завалинке» - месте отдыха и досуга, организованном самими жителями,  - прошла встреча представителей шахтерских династий.

 

… Они говорят на одном языке, знают названия шахтерских инструментов и деталей одежды. Пожилые мужчины и женщины на глазах молодеют, перебирая раритетные экспонаты: шахтерские принадлежности, геологические карты и планы местности тех времен. Их в таком же раритетном деревянном чемодане на встречу привез Влад Троянский, потомок геолога липецкого рудоуправления Дмитрия Петровича Троянского. Младшее поколение кулешовцев заинтересовала перьевая ручка, которую они тут же с восторгом опробовали. Владислав Дмитриевич вспомнил, как сам мальчишкой спускался в шахту – глубоко, на 150 метров. Как там было тесно и какие низкие были потолки. Какие вагонетки ходили по узкоколейке, перевозили добытую руду. Как тарахтели пневматические отбойные молотки, пришедшие на смену обычным.

- Вот, видите, это лампа-карбидка, - объясняет мужчина сегодняшним пацанам, которые вряд ли знают, что такое карбид.  – Вниз насыпали карбид, подливали воду и поджигали выделяющийся ацетилен. Вот этим гвоздиком регулировали количество поступающей воды.

- Как поджигали? – раздается возмущенный голос какого-то «продвинутого» ребенка. – В шахте нельзя разводить огонь, там метан может взорваться!

- Какой метан, мальчик, ты что? – покровительственно улыбается Троянский. – Метан – это в угольных шахтах, а в железорудных его нет.

- А помните, как матери отцам продукты в шахту собирали?– подхватывает Юрий Егорович Алексеев, известный гармонист, и на встречу пришедший с инструментом. – Ведь никаких столовых не было, так и спускались они, с тормозками. А какими грязными возвращались домой? Все аж желтые от рудной пыли. Помню, мой отец-забойщик все время мылся у печки на железном листе, подстелен был. А мать ему из ковшика поливала. Ведь никаких душей и бань на шахтах не было.

- Зато в поселке у нас и баня, и школа, и магазин, все на свете было! – вступает в разговор пожилая женщина, седенькая как лунь. – И матери наши никогда не работали, отцовой зарплаты на все хватало.

- Да, хорошая была профессия шахтера, - добавляет Зинаида Ивановна Юрова.  – Почетная. Но опасная. Помните, как нас, детей, все время предупреждали: «В шахту не ходить, опасно, обвал может случиться. А сколько шахтеров на нашей памяти погибло? Вон, на кладбище до сих пор стоит памятник с прибитыми кайлом и шахтерской лопатой, Климов фамилия того шахтера.

Память погибших почтили минутой молчания. А при звуках трогательного шахтерского гимна - песни «Уголек» - у многих на глазах навернулись слезы.

 

Люди еще долго не расходились с площадки. Листали альбомы с фотографиями бывших жителей деревни, искали родных и знакомых. Кто  хотел, пил чай с душистым вареньем. Те, кого душа тянула к баяну – всласть напелись песен своей молодости. А потом и до частушек дошло.

 

… Такие мероприятия – неформальные и от души – в Кулешовке не редкость. 2 недели назад тут прошло большое музыкальное мероприятие «Голоса Родины моей» - выступал известный липецкий бард Юрий Федотов. Свою «завалинку» кулешовцы оформили сами, своими силами.

 

- У нас в Кулешовке  ни клуба, ни места отдыха, - рассказывает одна из авторов проекта, который уже дважды побеждал в региональном конкурсе грантов, Галина Матюта. – Все это есть в Косыревке, но туда особо не наездишься. Да и большинство наших жителей – пожилые. Вот мы и решили организовать  им место для общения.

Занятие по душе на «завалинке» находят для себя как пожилые сельчане, так и молодежь.  В любую погоду режутся в настольный теннис, в другие настольные игры. Малыши не слезают с горки и других снарядов на детской площадке. Навстречу «инициативе снизу» пошла и местная администрация.

Поставила лавочки и сцену. А жители сами разбили цветочные клумбы и поддерживают на «завалинке» порядок и чистоту.

 

- Вот нам бы фонарь на столбе поближе к столам повесить, - вступает в разговор Николай Матюта, отец Галины. – Ведь тут у нас посиделки допоздна случаются. И еще – решить вопрос с пунктом электропитания. Микрофон, колонки и микшерный пульт мы приобрели сами, на средства гранта. На все мероприятия приходит много людей, без аппаратуры никуда. А подключать некуда. Приходится тянуть провода от ближайших домов.

 

Семья Матюта в деревне – коренные. Николай Георгиевич учился в той самой 21-й школе, что работала на 6 шахте. Помнит, как старшеклассники – в 9 и 10 класс, - ездили на Сырский Рудник. По узкоколейке, на особых поездах – в три вагона, которые тянули сначала паровозы, потом тепловозы. Сам он на Рудник не попал, решил стать военным и после 8 класса поступил в суворовское училище. На малую родину вернулся в 76-ом. Служил в авиаполку, а теперь работает в Липецке на хлебозаводе.

- Между прочим, заслужил звание «Лучший оператор», - улыбается Николай Георгиевич. – Ведь мы, бывшие пионеры-комсомольцы, особой закваски, коллективной. так что проект «Активное поколение», в котором участвуем, как раз для нас!

 

 

 

Раздел: 

Добавить комментарий